четверг, 3 апреля 2014 г.

Среди скал и камней

Может показаться странным, но в тропической зоне океана трудно отыскать скалистую или каменистую литораль. Все дело в том, что, в тех местах, где скалы выходят к морю, они сплошь обрастают кораллами, тем самым превращаясь в риф. Настоящие скалистые берега встречаются лишь там, где по каким-либо  причинам кораллы не растут.
Здесь, среди скалистых поверхностей обитают крабы грапсусы, приспособившиеся бегать по камням даже до блеска отполированной поверхности, и держаться при этом очень уверенно. Накатывающиеся волны их не смывают. Они отличаются превосходным зрением, так что приближение человека ему видно за десять метров. Этого времени, как правило, хватает, чтобы забраться в более недоступное место.  Его тело имеет очень сплюснутую форму, которая помогает ему забираться в очень узкие щели в скалах.
Здесь, так же обосновалась маленькая розоватая рыбка андамия, которая перебирается по скалам короткими прыжками. Она способна прилипать к камню своими широкими передними плавниками, а так же нижней стороной головы.
В тропической зоне скал нет морских желудей и балянусов, которые характерны для прибойных участков холодных и умеренных морей. Их место занимают другие представители усоногих раков. Тут обитают рачки тетраклиты, которых отличает очень прочная коническая раковина с маленьким отверстием. Через нее это животное высовывает свои ножки при полной волне. Метилла на открытой поверхности не встречается, она прячется в щели. Внешне она ничего общего с балянусом не имеет. Она прикрепляется к скале с помощью чешуйчатой эластичной ножки. Раковина ее, не сросшихся меж собой пластинок, внешне похожа на петушиный гребень. Она пестро раскрашена благодаря налету зеленых и красных водорослей. Рачки занимают все пространство щели, и обычно сидят один за другим.
На нижнем горизонте скалистой литорали живут боконервные моллюски и морские блюдечки. Они значительно превышают размерами своих арктических родственников. Их раковина может достигать длинны 5 – 6 см. Он крепко присасывается к камню, и требуется немалое усилие, чтобы отделить его ножом. Так же крепко держится на камне моллюск халиотис или морское ушко, получивший свое название из-за своей формы.
Его раковина с наружи обрастает известковыми водорослями, разрушающими ее поверхность. Она изнутри покрыта толстым слоем перламутра. Да, и вообще, в тех местах, где водится халиотис, его усиленно промышляют ради вкусного мяса и перламутра. Его размер не превышает 10 – 15 см, правда есть и более крупные виды, до 20 – 25 см раковиной. Его невозможно отделить ножом, а используют специальное орудие лова, похожее на гвоздодер. Острым краем поддевают край раковины и действуют как рычагом, отрывая морское ушко от скалы. Халиотисы не относятся к группе морских блюдечек, у них лишь сходные условия существования.
На скалах так же крепко держаться крупные боконервные моллюски пласифорелла. В самой нижней литорали живут брюхоногие моллюски таис и пурпура. Их промышляют еще с античных времен в несметных количествах из-за получаемой ценной краски – пурпура. Отсюда и пошло их название. В настоящее время, в связи с использованием дешевых химических красителей ими может заинтересоваться разве что коллекционеры красивых раковин.
Саму краску извлекают из крошечной железы на мантии моллюска. Чтобы получить грамм пурпура нужно собрать 85 000 моллюсков. В средиземном бассейне количество производимой краски достигло огромных масштабов. На юге Италии есть целая сохранившаяся гора, состоящая из одних разбитых раковин этого моллюска.
Первыми стали изготавливать пурпур финикийцы три тысячелетия назад, затем краска попала в Ассирию и Египет. Она использовалась при окрашивании саркофагов и тканей, которыми потом пеленались мумии фараонов. Ее, также использовали в древней Иудее, Персии, Греции и Древнем Риме. Ее стоимость была настолько высока, что одежду, окрашенную ею могла себе позволить только высшая знать. В Риме пурпурную тогу носил лишь император, а сенаторы могли себе позволить лишь небольшие красные полоски. Пурпур использовали так же для изготовления румян или для подкрашивания изделий из слоновой кости. Из него так же делали особые красные чернила, которыми подписывался император. До середины 15 века пурпуром окрашивали врачебные и кардинальские мантии. Секретом пурпура, так же владели индейцы Центральной Америки Тихоокеанского побережья.
Краситель, приготовленный из пурпурных моллюсков очень стоек, так, что ткани, окрашенные им, практически не выцветают. Для того, чтобы получить пурпур от мелких моллюсков его разделывали целиком. А в раковинах крупных экземпляров проделывалось отверстие, через которое извлекалась целая железа. Материал толкли с солью, а потом медленно выпаривали до консистенции густой кашицы, из которой и получали сам краситель.
Сам процесс несколько напоминает проявление пленки для фотоаппарата. Когда пурпур извлекают из моллюска, он бесцветен или имеет чуть желтоватый оттенок. Когда он попадает на свет, при воздействии на него кислорода он вначале желтеет, затем зеленеет, потом становится очень темно-зеленым, затем синим и фиолетово-красным, а потом пурпурным. Одежду опускали в краску, а потом развешивали на солнце, где она приобретала желаемый оттенок. Химический состав краски точно выявлен – это сложное соединение углерода, водорода, кислорода, азота и брома – называется диброминдиго.
Не смотря на широкое применение и невысокую стоимость искусственных красителей, пурпур добывают в очень ограниченном количестве, в настоящее время им пользуются в Индии, на Балеарских островах и в Центральной Америке. Современное оборудование красильных мастерских ничем не отличается от античных времен.
Помимо уже упомянутых ранее двух моллюсков пурпур содержится в мантийной железе всех видов семейства мурицид, к которым так же относится рапана, живущая у нас на Черном и Японском море.
Таис и пурпура, как и все мурициды, хищники. Они просверливают раковины других моллюсков и выедают их мягкие ткани. Во время отлива они прячутся под камнями или зарываются в грунт.
В нижнем горизонте каменистой литорали всегда имеется много разноцветных актиний, а так же ярко-синие губки халихлона.              

среда, 2 апреля 2014 г.

Рак талласина, краб-сигнальщик, миктирис и другие...

У верхнего уровня приливов, так же, можно встретить вывернутую кучками черную землю, подобно как у кротов. Это рак талассина, который всю свою жизнь проводит в подземных ходах, питаясь червями и моллюсками и прочей живностью. Его строение прекрасно приспособлено к передвижению по узким тоннелям. Тело его приспособлено для передвижения под землей и имеет цилиндрическую форму с уплощенными клешнями. Чтобы поймать талассину, нужно хорошо владеть лопатой в вязком грунте,  и постоянно перерубать корни мангров топором.  Придется перекидать примерно около кубометра черной грязи, пока не обнаружишь рака. Взяв его в руки, не испытаешь никакого сопротивления. Скорее всего, он давно утратил инстинкт самосохранения. Но, специалисты все равно не рекомендуют совать руки в норы, так как они могут принадлежать большому крабу сцилле, а уж он то не замедлит пустить в ход свои мощные клешни. Талассина не имеет промыслового интереса, а вот сциллу ловят ради вкусного мяса. На рынках их можно встретить со связанными клешнями. Для этого используются растительные волокна.
Так же, в зарослях, можно встретить в большом количестве крабов-сигнальщиков, которые имеют ярко окрашенные члены биоценоза. Если быть более точными, то у мужских особей этого краба окрашена клешня. Своим присутствием эти крабы придают особый колорит. Это оседлые животные, которые сами роют себе норки, и, как правило, всегда находятся неподалеку. Если приближается опасность, то он немедленно скрывается в своем убежище, а входное отверстие прикрывает листком, камешком или обломком раковины моллюска.
На открытом пространстве меж стволами растений появляются целые полчища крабов-солдат или миктирисов. Его тело не превышает крупной вишни, и имеет светло-лиловую окраску.  Они, как правило, целыми толпами бродят по окрестностям в зарослях мангров и илистым пляжам. В случае опасности, они буквально вбуравливаются в грунт и за считанные секунды на поверхности не остается ни одного крабика. Лишь на том месте, где только что они были, теперь образовались небольшие холмики. Через какой то промежуток времени они вновь начинают шевелится, и все солдаты вылезают наружу, продолжая свое шествие.
Действия некоторых особей строго подчинено каким-то таинственным командам. Когда курс их движения меняется, то они не идут друг за другом, а одновременно поворачиваются в нужное направление. В некоторые моменты их строй останавливается и они начинают питаться, скатанными в небольшие кусочки илом, при этом тщательно его пережевывая. Если при этом попадаются несъедобные кусочки, то они их выплевывают. После окончания трапезы строй так же внезапно исчезает в зарослях.
Другие виды крабов, живущих в мангровых лесах, имеют темную окраску, которая их хорошо маскирует на фоне ила. Это небольшой крабик метаплакс. Местные раки-отшельники, так же выглядят невзрачно и некоторые из них прекрасно лазят по деревьям, забираясь очень высоко.
После отлива в лужах скапливаются небольшие темные брюхоногие моллюски фаунусы. Когда наступает момент отлива, они закрывают устье раковины плотной крышечкой и дожидаются прихода воды, лежа неподвижно на солнцепеке, выдерживая при этом температуру до 45 С⁰. Маленькие улитки литоринопсисы держаться на листве мангровых растений, совершенно не боясь жары.
Стволы местных кустов и деревьев обрастают устрицами. Так же здесь встречаются и другой двустворчатый моллюск – плакуну. Его раковина достигает 10 – 13 см в диаметре. Она прозрачна, как слюда, поэтому ее используют вместо стекла. В Индии в 18 столетии ею стеклили окна. А в современное время используют в Китае, Японии, Индонезии и на Филиппинских островах. Особенно возрос спрос на такие стекла в современное время.
Многие стволы мангровых деревьев поражены моллюсками-древоточцами. Тропические их виды порой достигают 5 – 6 см в диаметре, а  в длину около двух метров. Среди обитателей мангровых зарослей можно встретить  илистого прыгуна. Это типичный представитель манговых зарослей, который ведет полуназемный образ жизни. Некоторые экземпляры достигают четверть метра, и это при обычных размерах 10 – 12 см. Ее окрас способствует маскировке на фоне ила и среди ветвей мангровых растений. Он способен забираться при помощи грудных плавников по наклонным стволам на высоту в 2 м. Помимо жаберного дыхания у него есть способность усваивать кислород кожей прямо из атмосферы. Когда наступает период полной воды, то эти рыбки сидят на ветвях мангров, а в отлив – скачут по литорали, подобно лягушкам. Пищей им служат крабы и воздушные насекомые. Его выпученные  глаза помогают следить за приближающейся жертвой, и в нужный момент он настигает ее двумя прыжками. Периофтальмусы крайне пугливы, и когда они спасаются от преследователей, то скачут по илу, исчезая в норах, под корягами и гуще корней.
В период отлива на грунте видны разнообразные следы, среди которых встречаются и тройные извивающиеся борозды, будто кто-то специально водил трехзубой вилкой. В конце таких следов всегда присутствует легкое возвышение, которое скрывает в себе маленького мечехвоста. Это животное способно продвигаться под самой поверхностью ила, оставляя за собой три борозды – две от краев тела и одну от длинного хвоста.
Взрослые их особи достигают в длину 50 – 90 см и живут вблизи на илистом морском дне. Тело его состоит из массивного головогрудного щита, подвижного сочлененного с ним брюшка, и длинного тонкого хвостового выроста наподобие меча, откуда и пошло его русское название. Точное же его название переводится с английского королевский краб. На самом же деле это представитель особой группы членистоногих, более близких к скорпионам и паукам, чем к ракообразным.
Пойманный мечехвост совершенно не сопротивляется, а лишь сгибает  свое тело посередине и вновь его распрямляет, размахивая своим хвостом. На его нижней стороне головогруди имеется щелевидный рот, по сторонам которого располагаются 6 пар конечностей. Все они, кроме последней пары заканчиваются маленькими клешнями. На их основных члениках имеются жевательные отростки. Все его конечности служат ему для передвижения по дну, а также для захвата пищи и ее измельчения. Также, на нижней стороне брюшка располагаются еще 6 пар конечностей, и первая из них со временем превратилась в половые крышечки, а остальные превратились в жабры. При их помощи мечехвост плавает, переворачивается брюшной стороной кверху.
Пищей ему служат кольчатые черви, моллюски и др. животные, которых он собирает со дна или раскапывает. Когда он роет грунт, то ему приходится упираться в него своей задней частью, где у него располагается игла и задние конечности, которыми он хватает выкопанных животных, а затем перетирает их жевательными бугорками, располагающимися у основания ног.
Мечехвосты хорошо защищены толстым хитиновым панцирем, а его серо-зеленая окраска прекрасно маскирует его.
Когда у них начинается период размножения, животные разбиваются на пары. Самец забирается на панцирь самки и там удерживается при помощи клешней ног. Таким образом они выбираются на литораль, где самка роет ямку и откладывает туда яйца, а самец орошает их семенной жидкостью. Спустя полтора месяца из яиц выходят маленькие мечехвосты, отличающиеся от взрослых более коротким шипом. Пока они растут, то многократно линяют, и живут очень долго.
До наших дней дожили всего пять видов мечехвостов. Один из них обитает в Мексиканском заливе на Атлантическом побережье Северной Америки, остальные – у берегов Юго-Восточной Азии и в западной части Тихого океана от Японских островов до Новой Гвинеи.
Его добычу ведут в США и Японии, он является прекрасным удобрением. В Китае и на Малайском архипелаге его употребляют в пищу. Правда его мясо и икра не отличаются высокими вкусовыми качествами.
Актинии плохо приживаются на илистом пляже, так же как и на песчаном. Они попарно сидят на раковинах брюхоногого моллюска нассариус, а гигантская цериантария халькампелла прорывает глубокие норки, стенки которых укрепляет слизистыми выделениями. Длина таких норок достигает 50 – 60 см. Когда происходит отлив, то халькампелла прячется в глубине своего жилища, а с приходом воды, поднимается в его верхнюю часть и веером разбрасывает вокруг себя свои щупальца, подстерегая добычу.
Вместе с халькампеллой ищут убежище и различные двустворчатые моллюски. Их раковины сероватые или грязно-белые. В иле обитает множество червей, среди которых встречаются и огромные, до полуметра сипункулиды. Он внешне похож на заостренную на обоих концах макаронину. Этот червь живет в грунте. Когда происходит прилив из норки высовывается его передняя часть с ротовым отверстием на конце и венчиком щупалец. А о наличие самого червя, в момент отлива говорит норка в иле. Блюда из него считаются деликатесом в Китае и ряде других стран. Поэтому его широко промышляют. Ловец с вилами изогнутой формы с длинной рукоятью идет по пляжу, высматривая его норки. Заметив такую, он со всей силы бьет на отмаш своим орудием, а затем резко выворачивает его. В удачных случаях на поверхности оказывается большой длинный белый червь. В неудачном случае дальнейшие попытки добыть его будут тщетны, так как в случае опасности он уходит на большую глубину.
Добытых сипункулид  промывают в пресной воде, варят и высушивают. В таком виде они поступают в продажу. Они имеют высокую продажную стоимость, поэтому ни сам ловец, ни его семья не едят их. Накормить голодную семью сипункулидами невозможно, а вот на деньги, вырученные с их продажи, можно купить достаточное количество риса.
Так же в кучках ила можно увидеть небольших животных странного вида. Их тело заключено в плоскую продолговатую раковину зеленого цвета, а из нижней ее части торчит зеленый мясистый стебелек. Это лингула – очень древний обитатель группы беспозвоночных – брахиопод. Она очень схожа внешне с моллюсками. Под створками раковины располагается маленькое тело с двумя спирально закрученными руками, служащими ей одновременно и как органы дыхания и для ловли планктонных животных. В отлив она сидит в щелевидной норке на илистом пляже, и когда приходит вода, стебелек вытягивается и животное приподнимается над грунтом. Когда вода уходит стебелек сворачивается в спираль, тем самым втягивая тело в норку.
Это древнейший представитель нашей планеты, створки которого, находят в слоях земли соответствующих  силурийскому периоду. За пятьсот миллионов лет лингула не изменилась. Палеонтологи отмечают свыше 10 тысяч видов вымерших ее родственников. Сейчас эта группа продолжает вымирать, и насчитывает всего лишь 280 видов. Это морские обитатели.


Джунгли Мангров.

Ил всегда отлагается в устьях рек, бухтах, лагунах – в общем, в местах, защищенных от прибоя. В зоне тропиков на илистых грунтах разрастаются мангры. Если смотреть на него со стороны, то этот лес выглядит даже очень привлекательно. Кажется, что в его гутой и темной зелени вы всегда сможете найти прохладу. Как оказывается потом, это далеко не так. Местная растительность стоит тут глухой стеной. У большинства растений, помимо основного ствола имеются так же дополнительные, укрепляющие их в жидком грунте. Эти стволы густо переплетены с ветвями, с торчащими петлями корней и выступающими из ила дыхательными корешками, которые не дают здесь ступить и шагу. Тут вязнешь и проваливаешься в промоины и ямы. В час прилива кусты и деревья выступают прямо из мутной воды, а маленькие их экземпляры, она даже покрывает полностью. Здесь изнурительно душно: повышенная влажность, запах сероводорода от черного ила, и многочисленные насекомые. Тут с легкостью можно заразится малярией и желтой лихорадкой. Здесь обитают ядовитые змеи, крокодилы, а так же можно повстречать тигров.
Местная растительность образует  мангровый лес, представители которого относятся к разным семействам цветковых растений, однако, их объединяет общая приспособляемость к жизни в данных условиях, но ничуть не их родство. Известных мангровых растений насчитывается около 40 видов, которые характерны для тропических берегов Индийского и западной части Тихого океана. Из них 17 распространенных и 23 редких. В западной части Африки и тропической Америки флора гораздо беднее, да и местные заросли образуются всего четырьмя видами.
Заболоченные почвы здесь простираются на многие км по суше, включая реки до зоны действия приливов, а вдоль морского побережья – на сотни км. В течении дня темная почва в мангровом лесу сильно нагревается, что влияет на процесс испарения еще сильнее. При этом увеличивается и процент концентрации соли в грунте. Но местная растительность это с легкостью переносит, так как в их листьях располагаются специальные железы, которые выводят ее из растений. Им так же не страшно опреснение, а вот изменение в температурном режиме  для них губительно. Уже при малейшем минусе они все гибнут. Их можно повстречать только лишь в пределах тропической зоны.
Ближе всех к морю растут кустики авицении. Их отличают многочисленные воздушные корешки, которые выступают из ила – тонкие и короткие. Они являются органами дыхания растений, так как им явно не хватает кислорода из-за пропитанного сероводородом пляжа. Во время приливов кустики авицении полностью уходят под воду.
Основу опушки мангрового леса составляют кусты ризофоры. У него от главного ствола отходят дополнительные дугообразные более тонкие стволики, которые как подпорки, поддерживают куст в грунте, защищая его от течения и волн. Это растение отличается живорождением, потому что его семена начинают прорастать еще на материнском дереве, получая от него питательные вещества, и достигают значительных размеров. Когда наступает момент  отрывания проростка от материнского растения, он падает вниз и глубоко вонзается в илистый грунт. Возле большого куста этого растения всегда можно увидеть молодую поросль.  Если же растению по каким либо причинам не удалось укорениться с первого раза, то оно всплывает при первом приливе, и его дальнейшая участь зависит уже от течения, ветра и волн. Его может вынести на новое место, где для него окажется подходящее место, тогда оно укорениться, даже из горизонтального положения.
Подобные побеги-стрелки образуются и на мангре из рода канделия. Еще с советских времен профессор П. Генкель установил, что живорождение у мангров, так же имеет и биологическое значение. Во время прорастания на материнском организме молодые побеги не испытывают на себе вредного воздействия высокой солености.

Такие деревья, как Бругуиера и другие располагаются чуть дальше от моря, и приливная волна заливает лишь основания их стволов. В их кроне гнездятся птицы, а под корнями прячутся большие крабы.