среда, 26 февраля 2014 г.

Краб ранина, матута и другие

На пляже прячутся как маленькие двустворчатые моллюски, так и множество интересных животных, в том числе и довольно крупных: крабы «ранина». Он ярко-оранжевого цвета с белыми пятнами на спине, сидит в грунте вертикально, держа клешни у самой поверхности песка.
В то время, когда пляж залит водой, «ранина» подстерегает добычу в своем окопе, и внезапно хватает ее своей сильной клешней, так же как, и желтолапый крабик матута. Эти обитатели способны к быстрой реакции зарывания в песок. Делает он это с помощью задних ног, которые имеют форму лопаточки, используемой каменщиками или штукатурами.
Морские ежи, обитающие тут, вовсе на них не похожи. У поверхности, под тонким слоем песка, ищут себе пристанище плоские эхинодискусы, которые покрыты бархатистым налетом мельчайших иголочек. По своей форме больше напоминающей фигурное печенье, они подобны средневековым орденам, исполненным в крестообразной конфигурации.
Чуть глубже в грунте располагается морской еж, который напоминает собой форму сердца. Он медленно перемещается на глубине 20 – 25 см при помощи иголок, а его длинные ножки, как хвост, тянутся за ним следом. Слизь, которую он выделяет при этом, образует что-то похожее на ампулу, в которую он переносит свои экскременты. Такая же трубочка выводится на поверхность, и через нее животное еще более длинными ногами собирает полу разложившиеся органические остатки, используя их в качестве пищи для себя.
Так же тут можно встретить морских звезд, которые своей окраской делают себя невидимыми на песке. Можно наблюдать следы по форме напоминающие извилистые бороздки, в конце которых, как правило, располагается моллюск с красивой глянцевой коричневой раковиной – олива. Его раковина – это настоящая, готовая брошь, нужно лишь приделать к ней булавку. Ее используют для изготовления украшений, как для мужчин, так и для женщин.
В торчащих из песка пучках травы прячутся кольчатые черви диапатра, строящие себе длинные, полупрозрачные кожистые трубки, а изнутри они украшают их битыми ракушками, камешками и песком. Верхняя их часть обычно маскируется пучками травы – зостеры. Но, именно по ним, ее легче всего обнаружить.
Трубка является лишь определителем местонахождения этого червя, если за нее потянуть, то она вытянется, а ее обитатель за это время уже уйдет в глубину. Нужно иметь хорошую лопату, чтобы добыть его самого.
Актинии, обитающие тут, должны зарываться в песок, так же как и другие животные. Их тело при этом находится внутри грунта, и более походит на корневище растения. Некоторые из них имеют яркий окрас. К примеру, морские перья, и их тут встречается до нескольких видов. Это класс коралловых полипов -  колониальные организмы. Их особенностью является отсутствие полной самостоятельности, и колония действует слаженно, как единый организм. Основание его погружено в песок, на стволе которого двумя рядами располагаются полипы. Этим самым они похожи на перо экзотической птицы или ламповый ершик. Полипы распускают свои перья, вылавливая из планктона живность.
Когда колония осушается, она сморщивается, втягивая свои полипы в лепестки или ствол. Его извлечь можно лишь резким рывком вверх. В другом случае она сократит свои мышцы и выскользнет из рук. Это, такое животное, которое можно отнести к разряду супер животных. Оно состоит из множества подчиненных организмов – полипов.
Есть «морские перья», на которых живут маленькие рачки – порцеланеллы. Они хорошо маскируются и не причиняют своему хозяину никакого неудобства. Весьма активные, они снуют взад вперед, очищая колонию от осевших съедобных частиц. Их окрас маскирует рачка на фоне яркого морского пера.
Пляжи тропических морей богаты разнообразием животных, поэтому они занимают важное место в биологическом балансе океана.

Донаксы

Возле самой кромки воды вы всегда сможете обнаружить пару-тройку двустворчатых моллюсков из «донаксов», которые способны передвигаться в грунте вместе с приливом. Ученые поставили такой эксперимент, пометив раковины несколько десятков моллюсков, покрасили их в ярко-голубой цвет нитрокраской. Затем, одновременно закопали всех в одной ямке, засыпав песком. Буквально, через сутки, обнаружили их на нижней литорали. За время отлива, они способны преодолеть расстояние в 30 метров. Что бы ответить на вопрос, как им это удается – решили установить наблюдение. В результате чего, было установлено, что за время прилива, буквально перед самой волной прибоя, донакс способен вылезти из песка, а подошедшая волна, подхватив его, тащит вверх по пляжу. Когда он начинает чувствовать, что скорость движения волны начинает замедляться, моллюск быстро зарывается в грунт, и ждет следующей волны. Когда происходит отлив, «донаксы» передвигаются с откатывающейся водой по направлению к морю. Иными словами, сотрясение грунта от удара крупной волны служат «донаксам» сигналом вылезать из песка. То есть, топнув по грунту ногой, все «донаксы» высовываются наружу. Они совершенно по разному ведут себя во время прилива и отлива: при спаде воды используют откатывающуюся волну, а во время прилива – накатывающуюся.

Цимбиум, семифузус и другие

На пляже среди выбросов моря можно обнаружить желтые раковины с несколькими темными пятнами – это цимбиум. Местными жителями он используется в качестве черпака для вычерпывания воды из долбленых лодок. Но в дело пригодна и разбитая раковина, так как из ее срединной части туземцы вырезают ложки с витой ручкой. Так же население изготавливает из них орудия труда и утвари. Можно даже сказать, что сама природа приготовила их для различных украшений: бус, подвесок, серег. Этот материал многие века заменявшему местному населению металл и сейчас играет немаловажную роль. Из него до сих пор изготовляют грузила для сетей, рыболовные крючки, ножи, скребки, сверла, мотыги, топоры, пилы.
Из больших раковин делают музыкальные инструменты, а заодно они используются в качестве усилителей звуковых сигналов, не уступающих по громкости сирене.
Был такой случай в Южно-Китайском море, когда работающие зоологи вышли в море для исследования одной из отмелей. На них налетел шторм, завыл ветер, поднялась крутая волна, и пошел дождь. Их судно сорвало с якоря и понесло в открытое море, но оно, все же,  справилось с разбушевавшейся стихией. В этот момент раздался странный рев, который заглушил собой и грохот волн, и вой ветра. Судно изменило свой курс и пошло на зов сигнала. Они заметили среди волн маленькую рыбацкую лодку, которую относило в открытое море. Люди уже выбились из сил, когда к ним подоспела помощь. Лодку подобрали на буксир, и потом выяснилось, что сигнал тревоги они смогли подать при помощи трубы сделанной из раковины моллюска. Звук оказался достаточно сильным, чтобы его услышали. Когда уже все было позади, один из спасенных перебрался к ним на судно и подарил на память сигнальную трубу – большую раковину семифузуса с отломленным концом. Теперь она выставлена в одной из витрин Зоологического музея в Питере.
На прибрежном песке всегда можно увидеть множество следов птиц и крабов и еще некоторых существ. Достаточно взять лишь во внимание большого белого краба «оципода». Он поднимает свое тело над пляжем, и на больших длинных ногах передвигается по нему. Правда заметить его можно лишь по тени, потому, что внешне он сливается с песком. Когда он чувствует опасность, то присев, становится вообще невидимым. Если же опасность становится угрожающей, то спасясь бегством, исчезает в норе. Так же, в них они пережидают дневное пекло. Питается «оципод», как и большинство крабов, поедая всех мелких обитателей пляжа, выброшенных волнами на сушу мертвыми, а так же водорослями. В его рацион, входят мелкие насекомые, плоды наземных растений. Его можно отнести к настоящим наземным животным, а в море он появляется лишь в период размножения. Однако, может зайти и в воду, правда, плавать совсем не умеет, оттого и передвигается лишь по дну.
Его глаза расположены на длинных стебельках, он выставляет  их из воды и таким образом наблюдает за всем вокруг. Поймать «оципода» практически невозможно, они очень быстро бегают, их, даже, называют в Китае «белые кони». Достать их из норки так же невозможно, так как при первом же прикосновении лопаты к норе, та разрушается. Местные жители, все же, нашли решение этой проблемы. Они метят его ход, засыпая норку горячим песком, а затем, снимая слой за слоем, добираются и до конца норки. «Оциподы» их роют всегда вертикально. Так же применяют и ночной лов, при помощи электрического фонаря. Когда на него попадает луч, он застывает на месте и его можно просто брать руками.
Двойной след, в виде колеи принадлежит наземному раку-отшельнику «ценобите».  Этот обитатель принадлежит к  прибрежной полосе тропиков. Они, так же могут далеко уходить в заросли колючих кустарников и в пальмовые рощи. В воду они входят исключительно для размножения, так бывает лишь 1 раз в год. Как и раки-отшельники, «ценобита» прячет свое тело в раковине брюхоногого моллюска. Рачки селятся в подобранных раковинах, а некоторые из них бывают даже очень редкими. Иногда встречаются такие, что смогли бы составить гордость самой редкой и полной коллекции.  По мере того, как моллюск растет, его жилище становится для него тесным, и тогда он меняет его на более подходящее. Поиски нового жилища – дело весьма хлопотное. На первый взгляд может показаться, что все его действия заранее продуманы до мелочей, однако им руководит лишь инстинкт, доведенный до совершенства.
Ученым удалось понаблюдать за такой сменой раковины наземными отшельниками, правда, в террариуме. Один экземпляр вырос настолько, что из раковины постоянно торчал кончик рачьего брюшка. Ему намеренно подбросили пустую раковину. «Ценобите» пришел в крайнее возбуждение, начав бегать вокруг новой раковины, и периодически ощупывая ее, запускал внутрь клешню. Он проверял, нет ли там жильца. Затем поднял саму раковину над собой устьем вниз, чтобы из нее высыпался весь песок, который мог быть внутри. Затем вытянул конец своего брюшка из старой раковины и быстро исчез в новой. При этом он свое старое жилище не выбросил, на тот случай, если новое чем-то могло ему не подойти, а продолжал держать его в клешне.
Когда «ценобите» не удается найти пустой раковины, ему приходится ее отвоевывать у более удачливых сородичей. Запускает свою клешню в только что заселенное жилище, он без стеснения хватает нового жильца за мягкое брюшко и вытаскивает его наружу, а сам в тот же миг, забирается внутрь, не выбрасывая своего старого жилища. Так и продолжает таскать его за собой.
Вид свободного жилья побуждает других «ценобит» затевать немедленно драку. В описанном случае несколько «ценобит» в течении определенного периода ничего не ели, а только менялись жилищами.
Пищей им служит любая органика, как, в принципе и для водных раков-отшельников, но самым любимым лакомством является копра разбитых кокосовых орехов (само содержимое ореха). Днем рачки держаться в тенистых местах – под корнями деревьев, опавшей листвой, а ночью они выходят из своих убежищ, оставляя на пляже следы.
Еще один представитель из наземных  раков – пальмовый вор. Этот гигант может достигать 1/3 метра и весит до трех кг. Это настоящий наземный житель, у которого под панцирем располагаются органы воздушного дыхания – легкие. От жабр у него осталось лишь несколько лепестков и для дыхания не имеют никакого значения. Такой краб, помещенный в воду, быстро гибнет. Они были многочисленны на Калимантане, Суматре, Яве, Сулавеси. Но в результате хищного промысла,  теперь являются редкими и встречаются только на необитаемых коралловых островах.
У научного мира этот краб вызывает большой интерес, однако известно о нем очень мало, и та информация, которая приводится в разных источниках, часто бывает противоречивой. Краб, спускаясь на землю, двигается задом и когда конец его брюшка касается плоскости, то для него это является сигналом окончания спуска - он просто отпускает лапы. При падении он разбивается.
Кокосовые орехи одеты в толстую оболочку, состоящую из пружинящих волокон, а также у него очень крепкая скорлупа. Упав с высоты на землю, он не разобьется. Крабу туда лазить просто нет необходимости. Их в очень большом количестве валяется по всей пальмовой роще.
Московские зоологи поместили в книге «Нусантара» одну из оригинальных фотографий с «пальмовым вором» на дереве. Его стремление лазить на деревья до сих пор остается загадкой, ведь у него отсутствует способность слазить обратно – он просто разжимает лапы и падает.
Чарльзом Дарвиным были проведены наблюдения во время его путешествия на «Бигле», где он наблюдал пальмового вора в природных условиях, считая его дневным жителем. Но все исследователи утверждают, что это ночное животное. На необитаемых островах эти крабы спят в свих норах ночью, а днем ищут себе пропитание, бродя по острову.
Пальмовый вор живет и устраивает свои норы под корнями деревьев или в трещинах кораллового известняка. Жилище свое он устилает волокнами грецкой скорлупы, и благодаря ей у него там всегда влажно. После того, как он просыпается, он сразу ищет поблизости воду, чтобы напиться. Опустив одну клешню в лужу, он затем ее облизывает. Пальмовый вор всеяден, но самое любимое для него лакомство – это мякоть кокосового ореха.
Крупные особи, по-видимому, все же способны вскрыть скорлупу, а вот мелким приходится довольствоваться остатками от трапез своих собратьев.
Их левая клешня крупнее правой, она очень сильная. Известны случаи, когда, сбегая из клетки, этот краб разрывал проволочную клетку. Он, так же, способен переломить толстую ветку или даже кисть руки ловца.
Когда его целью становится кокосовый орех – он в первую очередь клешней сдирает с него толстый волокнистый слой копры. Затем ищет место у основания, где зародышевое отверстие, там более тонкая скорлупа. Проткнув ее острым когтем, продолжает вращать орех на клешне, чтобы сделать более широкое отверстие. Потом просовывает туда одну из ног и пользуется ею как ложкой. Ест аккуратно, кусочки подносит ко рту правой клешней, а левой держит сам орех.
Самка вынашивает яйца на нижней стороне брюшка. Когда в них разовьются личинки, она входит в воду. Самцы никогда не покидают суши. А маленькие личинки в первое время ведут планктонный образ жизни. Течением волны их забрасывает на разные острова.
Переходя к жизни на дне – она становится похожей на маленького рака-отшельника, имеющего мягкое тело, и живет в пустых раковинах моллюсков.
Когда морской период жизни наземного рака заканчивается, он выбирается на сушу, правда ему приходится прятать свое мягкое тело в пустой раковине, ведя себя подобно ценобите. Вскоре он обгоняет в размерах даже взрослых особей. Когда заканчивается процесс линьки, то пальмовый вор навсегда покидает раковину.
По предположениям ученых, какой-то дальний предок пальмового вора был из ценобит, а те уже берут свое начало от морских раков-отшельников, от которых им достались в наследство разные по развитию клешни.
Пальмовый вор ценится за свое вкусное мясо и жир. Для того, чтобы поймать его нужно немного, просто придти к их месту кормежки, где для них раскладывают орехи, привязав их к стволам, что бы его нельзя было утащить. Ищут их с помощью факелов, а заметив, быстро хватают, соблюдая меры предосторожности. Так же, можно привязав к ореху прочную веревку, опустить его в норку к крабу, а тот, схватив лакомство, не отпустит уже никогда.  

Наутилус

Морем может быть выброшена большая закрученная по спирали раковина – это так же головоногий моллюск – кораблик или наутилус. Его строение – это целый гидростатический аппарат, который состоит из белого перламутра, находящегося под тонким известковым наружным слоем раковины. На ее поверхности располагается характерный рисунок из перемежающихся радиальных белых и коричневых полос. Если аккуратно сделать ее распил, то можно увидеть множество поперечных перегородок, которые разделяют полость на ряд камер. Его тело помещено в самую большую камеру, а через отверстия в перегородках до центра спирали проходит длинный червеобразный вырост – сифон. Все камеры кораблика наполнены газом, кроме наружной.
Это самое древнее животное, относящееся к группе четырехжаберных головоногих моллюсков. Все остальные двужаберные. У кораблика щупальца лишены присосок, но зато их около сотни. Когда-то они были весьма многочисленны – свыше 7,5 тысяч видов и обитали в древних морях, начиная с середины кембрийского периода 550 миллионов лет назад. Но, уже к концу мезозойской эры большинство их вымерло, кроме рода наутилусов, включающих в себя всего несколько видов.
Место их обитания – западная часть тропической зоны Тихого океана, где на небольшой глубине до 100 и 200 метров они охотятся за ракообразными среди камней.  Когда наутилус гибнет, то его раковина, за счет наличия газа всплывает к поверхности и течение заносит их очень далеко от места их проживания. Так, что место их обнаружения – не может служить указанием на ареал.
Их раковины, очищенные до перламутрового слоя, идут на изготовление различных украшений (пуговицы из раковин наутилусов). Из них, так же делают вазы для цветов и сосуды для питья. В Индонезии по ним режут различные узоры и изображения животных, порой в них находят жемчужины, которые очень высоко ценятся за свой светлый оттенок и красоту.
Корабликов ловят вершами, внутрь которых помещают в качестве приманки протухший кусок мяса или волокно кокосового ореха, пропитанного отваром из крабов. В Новой Каледонии в городе Нумее супругами Катала создан морской аквариум, который известен теперь и всему миру.
Здесь есть и капризные кораллы и пестрые коралловые рыбки и изящные морские лилии. То тут, то там снуют причудливые рачки, словно фантастические цветки распускают свои щупальца многощетинковые черви. Среди всего этого подводного великолепия плавают несколько представителей живых корабликов, как доказательство того мира, который существовал на нашей планете 130 миллионов лет назад. Такого не увидишь больше нигде.

Каракатица


Пляжи тропических морей покрыты песком, имеющим белый цвет. Дело в том, что этот песок образуется в результате перетирания волнами известковых скелетов морских животных – кораллов, моллюсков, иглокожих, простейших. Так что эти пляжи обязаны своим происхождением жизнедеятельности морских организмов, которые состоят из чистой извести. Однако, есть и такие пляжи, где песок весь черного цвета, так как является  вулканическим.
Когда здесь случаются ураганы, которые не редкость в этих местах, на берег выбрасываются скелеты морских животных, обитающих в водах океана. Так что без труда можно узнать, какие животные живут в нем.
Среди всего прочего, тут встречаются панцири каракатиц, которые принадлежат к головоногим моллюскам. Это придонный обитатель, ведущий активный образ жизни в ночное время суток. Днем она спит в песке, а темные пятна на ее теле прекрасно маскируют ее на фоне грунта. Каракатицу отличает нежное белое и вкусное мясо. В вареном виде она особа ценна. В ее чернильных мешках находится коричневая жидкость, которая хорошо подходит для приготовления краски коричневого цвета – сепии. Используется и ее раковина – «кость каракатицы». Она применяется в ювелирном искусстве для создания форм при отливке золотых предметов. Раковина каракатицы, растертая в порошок, является прекрасным полировальным материалом для придания блеска драгоценным металлам, кости, дерева и т.д. Она, так же, добавляется в зубной порошок, для придания зубам блеска и чистоты.
Этот материал оценили и чертежники, используя его в качестве промокашки и ластика. Птицы, живущие в клетках, прекрасно о такой кусочек чистят свой клюв, а так же ее известь хорошо усваивается организмом, укрепляя скелет, и формируя яичную скорлупу. В медицине его используют в качестве препаратов против изжоги и для лечения некоторых кожных и ушных заболеваний воспалительных процессов. В средние века скелет в стеклянном сосуде служил эмблемой для аптеки.
Каракатиц ловят неводом. Но существуют и другие способы добычи. К примеру, самцов могут ловить на подсадную самку, которую раковиной насаживают на крючок и отпускают плавать. Когда самец настигает самку, он обхватывает ее в крепкие объятья. Ловец должен аккуратно поднять обоих и перенести самца в корзину, а самка вновь отправится в воду. В качестве приманки, так же используют раскрашенную куклу-каракатицу. Причем, чем точнее будет выполнена такая приманка, тем успешнее будет улов. 

Заповедник живых ископаемых

Там, где располагается тропический пояс земли, там всегда жарко и влажно, из-за максимально получаемого количества солнечной радиации. Тут одна часть тепла расходуется на испарение воды, другая на нагревание ее поверхности. Температура круглый год держится 25 – 30⁰C, влажность 90% и выше, здесь часты ливневые дожди.
Сумерки в этих местах очень недолги. Как только солнце поднимется над горизонтом, сразу начинает припекать настолько, что жара становится невыносимой. Ее может облегчить только постоянно дующий здесь ветер приэкваториальной зоны – пассат. Спустя еще 6 часов все погружается во мрак – все проходит так же быстро, как и начинается. Так продолжается из года в год, из века в век, уже на протяжении многих миллионов столетий.
Буйство местной растительности поражает человека, который впервые попадает сюда. Животный мир шокирует своим разнообразием форм жизни. Это легко можно объяснить благоприятными внешними условиями и их неизменностью в очень длительный период времени.
На мелководье здесь и в наше время можно увидеть тех животных, которые жили здесь и миллионы лет назад. К примеру – наутилус, который появился здесь еще в меловом периоде, то есть 130 миллионов лет назад. На местных пляжах обитает мечехвост, который имеет историю еще более древнюю. Останки этого рода находят в ископаемых еще с триаса. Родословная современного мечехвоста насчитывает целых 230 миллионов лет.
На здешних пляжах можно обнаружить странных существ, похожих на двустворчатых моллюсков с длинным мясистым стебельком. Это лингулы, представители плеченогих. Они практически не изменили свой внешний облик с силурийского периода палеозойской эры 500 миллионов лет назад.
Их изучение позволяет нам познакомиться не только с разнообразием растений и животных, населяющих эту зону Мирового океана, но и заглянуть в более отдаленное прошлое.

понедельник, 17 февраля 2014 г.

Рапана, торедо и другие

Песчаные пляжи пользуются большой популярностью у отдыхающих, но никто из них даже не догадывается, что у самого уреза воды живут многочисленные двустворчатые моллюски. Нащупать руками их практически невозможно, но можно выкопать при помощи лопаты. Они могут быть желтыми, коричневыми и фиолетовыми с треугольной раковиной странной формы, чуть вытянутой в длину. Они носят название «солен». Его поведение мало совпадает с поведением двустворчатого моллюска.  Как правило, моллюск, когда его поймают, плотно сжимает створки раковины и лежит неподвижно на берегу. А этот представитель начинает энергично скакать по пляжу, направляясь в сторону воды. Когда он достигает водной глади, то быстро зарывается вертикально в песок. В песке, так же, можно найти двустворчатых моллюсков с раковиной округлой формы – венусов, тапесов и кардиумов, (иначе сердцевидки). Они выставляют над поверхностью дна тонкие сифоны и без перерыва засасывают через них воду, тем самым отфильтровывая мельчайших организмов и одноклеточные водоросли, которые служат им пищей.
Когда он умирает, то волны выбрасывают на берег его пустую раковину. А из них местные умельцы уже мастерят сувениры в виде шкатулок и рамочек. Бесспорно, что такие поделки не являются предметами высокого искусства, но благодаря стараниям мастеров получаются довольно, неплохие сувениры. В Бомбее есть знаменитый морской Тарапуравал-аквариум, где собрано множество изделий из ракушек, клешней крабов, кусочков кораллов и других выброшенных морем останков морских животных.
В грунте, также, водятся черви, которые привлекают собой рыб. Наиболее распространенные на мелководье – барабуля или султанка. Нижняя челюсть этой рыбы оснащена двумя усиками, которыми она роется в песке, отыскивая моллюсков, рачков-бокоплавов, червей и другую добычу. Весной сюда на нерест приходит камбала.
В местах, где песок перемешан с илом, растет трава зостера. Закрепившись за нее хвостом, на травинках покачиваются морские коньки, а между травинками прячется морская игла. Для этих двух разновидностей, помимо странной формы, характерна своеобразная забота о потомстве. Дело в том, что самкой откладывается несколько десятков икринок в особую камеру, которую носит с собой самец. Когда из икринок выведутся мальки, то он первое время пасет их. Когда появляется опасность, он издает низкий щелчок и мальки прячутся обратно в выводковую камеру. Ради эксперимента такой звук был записан на пленку – мальки восприняли его, как настоящий сигнал тревоги.
Там же в зарослях зостеры обитают множество креветок, травяных крабов, а так же редкие для Черного моря представители иглокожих. Среди них змеехвостки и голотурии. Перегнившей листвой этой травы питается кефаль.
30 – 40 лет назад в больших количествах в Черном море водились устрицы и мидии, которых уже практически не осталось. Можно с уверенностью сказать, что виноват в этом хищный моллюск рапана. Его раковина встречается повсеместно у продавцов морскими сувенирами. Появление его в черном море связана с интереснейшей историей. Его родина – Японское море, и впервые живую рапану нашли в 1947 году в Новороссийской бухте. В 1952 она уже была обнаружена у Крымского побережья. По прошествии еще семи лет она стала встречаться на черноморском побережье Болгарии, Румынии и Турции. А уж к 1961 она заселила все черное море.
Такое расстояние она, конечно же, не смогла преодолеть самостоятельно, тут не обошлось без вмешательства человека. Можно лишь предположить, как это произошло. Какой-нибудь любитель морской экзотики наловил их в Японском море и перевез в Черное, а там выпустил. Хотя это маловероятно. Известно  множество таких случаев, когда такие вселенцы успешно приживались на новом месте. К примеру, во многие субтропические и тропические страны была завезена из Экваториальной Африки крупная улитка «ахатина». В количестве трех экземпляров ее завез во Флориду солдат, который отбывал военную службу на Гавайских островах. А до этого она на Американском континенте не встречалась. Однако, уже через три года она стала угрожать плантациям кофе во Флориде, оказавшись весьма плодовитой. На той плантации, где она была впервые выпущена, их оказалось не менее 200 тысяч. Этого наземного моллюска легко перевозить, так как он дышит атмосферным воздухом  и может долгое время обходиться без воды и пищи. Наземная ахатина в любом районе, где теплый климат, будет чувствовать себя превосходно. Но рапана не может долгое время находиться без воды нормальной солености.
Можно предположить, что яйца рапана доставили из японского моря в канистре. На самом деле она очень плодовита, и размер такого яйца составляет не более макового зернышка. Такие «зернышки» заключены в кожистую оболочку по 200 – 1000 штук и имеют форму чешуйки.
В кладке их по несколько сотен капсул, и они прикрепляются к различным подводным предметам, чаще к камням, где потом и обитает этот моллюск. Примерно месяц спустя, из них выходят крошечные личинки, которые вначале ведут планктонный образ жизни и плавает в толще воды. Они снабжены множеством ресничек, и уже на момент выхода из яйца личинка имеет маленькую прозрачную раковину и все зачатки органов взрослого моллюска. Пропитание для себя она, так же берет из планктона, поедая планктонные организмы. По мере того, как она подрастает, ее раковина становится массивной и тяжелой. Когда личинка оседает на дно, она превращается в маленькую рапану. Возможно, что во владивостокском порту стоит судно, по дну которого ползает рапана, откладывая свои капсулы. Спустя месяц судно перегоняют в новосибирский порт, к этому времени из капсул выходят личинки. Капитан судна и не подозревает, сколько «безбилетников» привез с собой. Кладка очень прочно закреплена, а яйца находятся под надежной защитой кожистой оболочки. Конечно же, оказавшись в черном море, многие из них гибнут, но у некоторых все же есть шансы выжить, приспособившись к новым условиям.
Рапана живет среди камней и на устричных отмелях, она быстро ползает, но не умеет плавать. Когда судно находится на плаву, то между ее дном и морским всегда есть пространство, которое рапана не способна самостоятельно преодолеть. Так же тут располагаются морские желуди и некоторые двустворчатые моллюски, которые прочно прирастают к днищу.
В условиях природы большинство организмов-обрастателей и водорослей поселяются в верхних горизонтах прибойной литорали. Их строение уже приспособлено к сопротивлению и движению водных масс. Им не страшно сильное встречное течение. Если личинка осаживается не на камень, а на подводную часть одного из стоящих на рейде или у причала судов, то встречные потоки ее все же смоют в море, тем более, что она не способна самостоятельно передвигаться и противостоять движению встречных потоков. Но, факт остается фактом: рапана стала обычным обитателем черноморского побережья с 1947 года. Она даже проникла на Азовское побережье.
Так же в этой истории присутствует и трагизм, так как она в короткий срок уничтожила значительные запасы черноморских устриц и мидий, а сейчас переключилась на более мелких моллюсков.
На Дальнем Востоке численность рапана регулируют хищные рыбы и морские звезды, которые ими питаются. Однако, в Черном море таких животных нет. Теперь численность его может контролироваться только наличием подходящего корма. На него не действует даже массовый отлов на сувениры. Этого моллюска не употребляют в пищу, хотя он имеет высокие питательные и вкусовые качества. Скорее всего, на это влияет предубеждение к непривычному продукту.
Но в Росси она, все же, промышлялась. В заливе Посьет ловцы ныряли за ней на самое дно и собирали его в мешок или ящик, плавающий рядом. Его варят в подсоленной воде или вялят, впрок нанизывая на шпажку по 10 – 15 штук, подобно как вялят грибы.
Еще один моллюск, живущий у самой поверхности воды, которого не встретишь ни в одном из описанных биоценозов – торедо. Он относится к классу двустворчатых и селится внутри древесины, разрушая тем самым, подводные части древесных свай, пристаней и судов. Он, так же носит название корабельный червь. Его раковина лишь на 1/30 – 1/40 покрывает его тело, и служит не для защиты, а скорее в качестве сверла. Этот моллюск, словно рашпилем сдирает древесину своими зазубринами, а полученный порошок съедает. Его микроскопические личинки после короткого периода своей планктонной жизни оседают на деревянных предметах, продолжая свою скрытую жизнь.
Ему уже было посвящено немало научных трудов, над которыми трудились зоологи и кораблестроители. Самыми запоминающимися строками о них отозвался Константин Паустовский: «Когда он входит в дерево, то оставляет за собой едва заметное глазу отверстие. Он выпускает вперед свое слизистое тело, наглухо прикрепляясь к отверстию, а наружу высовывает две тонкие трубки. По ним он высасывает воду, а наружу выбрасывает древесную труху. Он быстро растет и толстеет, его проход при этом делается все шире и длиннее. Тело его, которое было изначально закреплено за выходное отверстие, вытягивается словно резиновое. И моллюск начинает походить на червя. Через несколько дней его тело уже не способно вылезти наружу. Так и умирает внутри древесины, достигнув старости.
Интересным является тот факт, что сколько бы червей не сверлило один и тот же кусок дерева, их ходы никогда не пересекаются. Этого червя отличает особое чутье, с помощью которого он чувствует чужой ход, и сворачивает в сторону. Его ходы выглядят, как причудливые узоры, но меж ними всегда остается тончайшая прослойка дерева. Я нашел кусок сваи, и, когда распилил его, то внутри мне открылся целый город, построенный торедо. Он состоял из широких дорог, тупиков и переулков. Ходы изнутри были покрыты слоем твердой извести. Но снаружи на сваях ничего не было видно, кроме маленьких отверстий. Я без труда раскрошил сваю руками».
Под этими словами, так же может подписаться и ученый, ведь эти слова правильны с точки зрения науки. Торедо погубил множество кораблей, в их число входит и «Санта Мария» Христофора Колумба. А для того, чтобы избавить деревянные суда от него, их вводили в реки, где этот червь погибает от пресной воды. Еще одним способом избавления было вытаскивание корабля на сушу, чтобы этот червь задохнулся и высох.
«Меня заставило изучать жизнь моря мое знакомство с торедо» - пишет К. Паустовский. «Я перестал смотреть на него, как смотрел до этого, и как смотрят на него большинство людей. Он является исполинской чашей соленой воды приятной для глаза».

Там, где не бывает приливов

Мелководные и узкие проливы оказывают значительные сопротивления приливной волне, которая свободно катится по просторам океана. Большой Бельт, Малый Бельт и Зунд препятствуют приливам в Балтийское море. Чтобы воде попасть из южных морей в Мировой океан, ей следует миновать целую систему проливов и внутренних морей. В близи Гибралтара, со стороны Атлантического берега Испании высота приливов может достигать трех метров, но по ту сторону «Геркулесовых столбов» (так в Древней Греции назывались скалы на противоположных берегах Гибралтарского пролива) уровень достигает всего 1,3 метра, а вся остальная часть Средиземноморья лишь на 0,5 метра. Приливная волна практически не достигает Черного и Азовского морей. Тут даже нет приливно-отливной зоны, однако мелководные организмы все же образуют свои сообщества, которые очень похожи на литоральные. Такая литораль располагается между верхним краем максимального заплеска и уровнем, где начинается торможение прибойной волны.
Летом на побережье становиться многолюдно, сюда съезжается много отдыхающих, а так же рыболовов. Но, как правило, никто из них ничего не знает о жизни моря.
В Черном море обитает более 2 тысяч видов различных животных и 250 видов растений. Более половины их имеет средиземноморское происхождение, однако, не все могут проникнуть в воды Черного моря и здесь прижиться. Для кого-то тут неподходящий температурный режим, для кого-то слишком маленький процент солености воды, в конце концов, вся толща воды в черном море глубже 150 - 200 метров лишена кислорода, а насыщена сероводородом. Здесь могут обитать лишь сероводородные бактерии. Черноморская флора и фауна представляет собой обедненную среду.
Последние 50 - 60 миллионов лет Черное море неоднократно отделялось от Средиземного и объединялось с Каспийским. От того периода сохранилось лишь несколько десятков видов фауны каспийского происхождения. Такие не встречаются в Средиземном, но они характерны для Каспия.
У побережья Крыма соленость воды в два раза ниже от нормы океанической, а вблизи устьев крупных рек – даже значительно. Поэтому здесь не редкость увидеть представителей пресноводной фауны, которые сумели приспособиться тут.  
На берегах Черного моря располагаются несколько биологических станций, принадлежащих Турции, Болгарии, Румынии и некоторым странам бывшего СССР, которые совместными усилиями уже достаточно полно изучили жизнь Черного моря. В Севастополе находится институт Биологии южных морей Академии наук, которым издано много научной и справочной литературы. Правда, среди них мало популярных книг о черноморских растениях и животных, которыми с удовольствием заинтересовались бы отдыхающие.
Тут не рекомендуется хватать и ловить руками все, что плавает и ползает – это может принести неприятности, а некоторых животных, даже рекомендуют оберегать.
Среди всего их многообразия нужно остерегаться морского кота, на которого можно случайно наступить. Он зарывается в песок, и таким образом подстерегает добычу. Это представитель группы скатов-хвостоколов. На его хвосте имеется длинный зазубренный шип. Когда его тревожат, он ударяет им, и на этом месте оставляет глубокие рваные раны, они потом еще долго не заживают.
Когда вы будете рыться в зарослях водной растительности, переворачивая камни, то постарайтесь  не коснуться морского ерша или скорпены. Она, как правило, всегда сидит в засаде с разинутым ртом и подстерегает добычу. Это малоподвижная донная рыба. Ее окраска почти сливается с донным пейзажем. У нее на голове длинные заостренные выросты, которые больше похожи на водоросли. Еще один луч спинного плавника имеется внутри канал, где проходят ядовитые железы. Такие же у него располагаются на жаберных крышках, и если уколоться ими, то жертва еще долго будет чувствовать жгучую, непрекращающуюся боль. Это место потом отекает, и даже на несколько дней может подняться температура.
Купающимся, так же не следует прикасаться к большой черноморской медузе – корнероту. Она имеет ярко-фиолетовую кайму на зонтике. Из-за обожженных незащищенных участков кожи, может испортится настроение на несколько часов. Ее используют в народной медицине, для лечения радикулита, ревматизма, растирая ею больные части тела, хотя, это мало, что может дать больному, а вот ожогов он получит предостаточно.
Там же обитает еще один представитель – аурелия. Это крупная медуза, которая встречается, практически по всему Мировому океану. Черноморские не такие крупные, как в северных морях. Окрас их блеклый, они часто плавают целыми косяками вдоль берега, и для купающихся не представляют никакой опасности.
Среди скал и камней, а также на берегу можно повстречать мраморных крабов. Они очень осторожны, прекрасно видят как на суше, так и под водой. Им необходимо через определенный период времени спускаться под воду, для того, чтобы смочить жабры. У них, как у всех представителей ракообразных, жаберное дыхание. Пища их весьма разнообразна, они, даже считаются санитарами прибрежной части моря, так как поедают загнивающие растения, мертвых животных, и остатки от пищи человека.
На камнях и скалах у поверхности воды сселяться несколько видов морских желудей и крупные моллюски – морские блюдечки, или, как их еще называют пателлы. Морские желуди крепко прирастают к поверхности скалы, а вот пателла держится только за счет мускулатуры ноги и обтекаемой формы раковины. Так же здесь множество маленьких улиток меларафе из литторинов.
Облик скальных биоценозов населения скал у берегов Черного моря хочется сравнить с северными морями. Он имеет много общего на первый взгляд, но это только внешнее сходство. Виды организмов в них совершенно разные. К примеру, Черноморские моллюски и морские желуди не смогли бы жить в арктических морях, а Арктические в Черном, так как температурный режим их различен. Но, такой фактор, как прибой, воздействует везде независимо от географической широты. Приспособление животных к условиям обитания в прибойной зоне отразилось на внешнем облике прибойных биоценозов разных морей.
В Черном море не растут аскофиллумы и фукусы, которые обитают в морях с выраженным приливно-отливным течением. Однако, тут развивается своя флора. На небольшой глубине растут бледно-розовые очень жесткие кустики – это водоросль кораллина, а рядом можно обнаружить бурую метелочку – водоросль церамиум. Два этих экземпляра относятся к группе красных  водорослей, живущих в морях на приливно-отливной зоне.
Начиная с полуметровой глубины камни, покрываются обычной для Черного моря водорослью цистозейрой. В ней находят укрытие крошечные моллюски, рачки, водяные клещи и другие животные. Так же тут обитает ярко-зеленая, похожая на листья салата водоросль – ульва. На камнях закрепляются черноморские мидии, а под  камнями находят себе убежище крупные крабы. Каменный краб совсем не боится человека, когда к нему приближаешься, то он приподнимается на задних парах ног, и широко  раскидывает свои клешни. Если, вы все-таки решили взять его в руки, то делать это следует осторожно, он может слишком сильно вцепиться в ваши пальцы и поранить до крови. Его глазки располагаются на тонких стебельках, и он очень внимательно следит за вашими действиями. Но его бдительность можно и обмануть, отвлекая его внимание другой рукой. Вы заводите руку ему за спину и хватаете его за самое широкое место панциря. Когда вы рассмотрите краба, то обязательно отпустите его на волю. Несколько лет назад он был очень распространен на черноморском побережье, а сейчас является довольно редким.
К концу лета на южном побережье не встретишь ни одного краба, так как их вылавливают на сувениры, а так же ради крошечных кусочков мяса в их клешнях. Он приносит большую пользу, как санитар, а так же очень скрашивает местный пейзаж, оживляя подводный мир.